Никита Голубев: «Я из тех, кто регулярно “сходит с тропы”»

Никита Голубев: «Я из тех, кто регулярно “сходит с тропы”»

Вы наверняка слышали о художнике, который превращает грязные машины в произведения искусства. Так вот, рисунки на машинах не единственное направление творчества для художника Никиты Голубева. Это он проиллюстрировал трилогию про Джинкса — мальчика-сироту, наделенного необычными волшебными способностями (Джинкс умеет разговаривать с деревьями и определять направление мыслей людей)! Никита рассказал Бэбибукеру о том, как выглядел процесс создания этих иллюстраций изнутри.

 
Никита, правда ли, что «Джинкс» — ваш дебют как книжного иллюстратора? Как вы стали иллюстратором этой книги:  издательство нашло вас или вы его? Чем вас как иллюстратора привлек «Джинкс»?
 
—  «Джинкс» не первая книжка, к которой я рисовал иллюстрации. До этого был «Аркаим», книга-квест, изданная группой МОСТ. Для нее я сделал очень много иллюстраций в стиле набросков на полях, так как эта книга представляла собой дневник пропавшего археолога. Но работа над «Джинксом» была совсем иной, так что можно назвать это дебютом. Я был знаком с создателями издательства «Абрикобукс», и они предложили мне попробовать — дали прочитать книгу Сэйдж Блэквуд, тогда еще не переведенную. Мне сразу понравились мрачноватый стиль повествования, ирония, отсылка к старым сказкам, герой — проклятый мальчик — и, конечно же, волшебный мир Урвальда. Так что сомнений не было, я сделал наброски, которые понравились издателям, и работа пошла.

Расскажите, пожалуйста, немного о технике, в которой выполнены иллюстрации. В чем ее особенность?
 
— Я хотел сделать иллюстрации такими, будто бы они нарисованы на страницах, чтобы у них не было жестких рамок и чтобы они были детализированными, но в то же время грубоватыми. Думаю, что советские книги с подобными иллюстрациями в детстве произвели на меня впечатление, и я хотел сделать что-то в этом же духе. Для первого тома иллюстрации к главам я рисовал тушью на акварельной бумаге и потом дорабатывал на компьютере. В какой-то момент я понял, что оригинал нужно рисовать большим, чтобы сохранить живость кисти и при этом добиться детализации, и некоторые картинки я делал формата А2 (сцена в замке Костоправа, череп с магическими предметами и некоторые другие). Цветные картинки были целиком цифровыми. Я хотел сделать их более детализированными, и, мне кажется, перестарался с некоторыми из них, они получились менее «живыми», чем черно-белые. Для второго и третьего томов я делал все иллюстрации на компьютере, но старался сохранить «живую» манеру. Там больше картинок, и я просто физически не успевал бы делать их тушью.
 
Иллюстрация Никиты Голубева к «Магии Джинкса»
 
Как выбирались эпизоды для иллюстрирования? Это согласовывалось с редакторами, или вам была предоставлена полная свобода? Чем вы руководствовались?
 
— Я читал книгу и делал заметки или быстрые наброски, если мне в голову приходил образ и сцена, которые должны иллюстрировать главу. Над некоторыми главами приходилось подумать чуть дольше, но редакторы мне помогали с этим. Некоторые иллюстрации менялись в процессе, некоторые дорабатывались. Нам хотелось, чтобы главу открывала картинка, которая будет отражать главное или самое яркое событие, но при этом будет не «спойлером», а скорее «тизером» к тому, что предстоит прочесть.
 
Заставки в третьей части «Джинкса», иллюстрации Никиты Голубева

Поделитесь с читателями нашего сайта, как проходила работа над трилогией о Джинксе, как для вас выглядел этот процесс изнутри? С чего все начиналось, какие этапы проходила каждая иллюстрация от задумки до сдачи готового материала? Отличался ли для вас алгоритм работы над цветными иллюстрациями и над иллюстрациями в сепии?
 
— Сначала это всегда набросок, показывающий сценку примерно (кто где будет стоять, где будет происходить действие), в общих чертах. Я делал десяток набросков, не обязательно по порядку, а тех глав, где сюжет иллюстрации был мне очевиден, мы встречались с редакторами и за кофе с пирожными обсуждали эти наброски и то, что не складывалось в образ у меня. Поэтому со встречи я уходил с еще большим количеством набросков. Потом я занимался проработкой иллюстраций, присылая их по мере появления на утверждение коллегам. Цветные иллюстрации давались обычно тяжелее. Думаю, что я слишком долго возился с некоторыми из них, и они теряли легкость. Хотя некоторые иллюстрации, сделанные сепией, были не менее детализированными. Но так как отсутствие цвета накладывало некоторые ограничения, это помогало четче выражать мысль в силуэтах и отношениях объектов. Поэтому эти иллюстрации получились ярче. Хоть при печати в таком небольшом размере и потерялись некоторые детали, я доволен тем, как они получились.
 
Иллюстрация Никиты Голубева к первой части «Джинкса»


Как родился иллюстративный образ самого Джинкса? Сразу ли вы его увидели таким, как он выглядит на иллюстрациях? Легко ли было изменять внешний облик героя в следующих частях, по мере взросления Джинкса?
 
— Да, Джинкс довольно быстро родился и не менялся в процессе. Мне близок образ этого парня, я только чуть позже осознал, что, кажется, он похож на меня в подростковом возрасте... По крайней мере, прической и манерой одеваться. Одним из самых сложных моментов было делать его лицо похожим, с разными эмоциями, разным освещением, и еще он взрослел, что тоже не упрощало работу. Основные комментарии были относительно лиц героев, и не всегда было очевидно, что именно нужно исправить, чтобы стало похоже. Но выбранная реалистичная стилистика заставляла постараться. И, конечно, это серьезная тренировка моих навыков, я думаю, это сильно заметно, если сравнить иллюстрации первой и третьей частей.

Если вспомнить всех персонажей трилогии, которые изображены на иллюстрациях, кому вы больше всего симпатизируете, или, может быть, для вас все герои равнозначны? И чей иллюстративный образ вам было сложнее всего создать?
 
— Сложнее всего было, я думаю, с Эльфвиной. А любимый персонаж — Джинкс. Хотя нелюбимых не было. У них у всех свои характеры, образы и особенности, я всех их люблю. Женские персонажи рисовать сложнее, чем мужские, но это любой художник вам скажет. 

Если говорить применительно к «Джинксу», то что вам ближе в книжной иллюстрации: рисовать образы людей и животных или же волшебный мир, который их окружает, атмосферу, в которой происходит действие? Что легче дается или, может быть, приносит больше удовольствия?
 
— Мне интересно рисовать все. Это огромное удовольствие, когда что-то получается из ничего и особенно когда удается выразить задуманное и передать то, что ты чувствуешь, в виде образа. Когда есть такое количество иллюстраций, всегда можно переключиться с одного на другое. Если не получается найти образ или выражение лица героя, можно заняться прорисовкой замка или лесных зарослей. В работе над «Джинксом» я понял, что не обязательно упираться в стену, стараясь во что бы то ни стало сразу придумать и нарисовать иллюстрацию. Иногда стоит переключиться, и потом решение придет легко, неизвестно откуда, и в конце концов все получится.

Выделяете ли Вы для себя какую-то одну из частей «Джинкса»? В какой из трех частей вы как иллюстратор остались больше всего довольны своей работой?
 
— Я считаю, что мои навыки развивались от тома к тому, и в третьей книге иллюстрации более сложные и продуманные. Мне нравится вся история целиком. У меня есть любимые иллюстрации в каждой из частей книги, но обложка третьей части мне нравится больше всего. Над ней, кстати, работа шла намного легче, чем над первыми двумя обложками и многими иллюстрациями.
 
Обложка третьей части «Джинкса», художник: Никита Голубев


В чем для Вас была основная трудность в работе над иллюстрациями трилогии?
 
— Основной трудностью было создать верные выражения лиц, отражающие ситуацию. С лицами такое дело: чуть нарушишь пропорции, и получится карикатура, или же будет непохоже на героя с предыдущей картинки. Приходилось по несколько раз исправлять, добиваясь нужного образа.
 
Иллюстрация Никиты Голубева к первой части «Джинкса»
 
Поделитесь, над чем вы сейчас работаете? Готовится ли новая книга с вашими иллюстрациями?
 
— Я давно думаю сделать иллюстрации к книге «Остров доктора Моро» Герберта Уэллса. Это одна из моих самых любимых книг, и, читая ее, я ясно вижу иллюстрации к ней. Я бы сделал их черно-белыми, грубыми и жуткими, как создания доктора. Но пока это просто план, в данный момент я работаю над многими проектами, и среди них нет книжных иллюстраций. Я делаю стрит-арт, оформляю помещения, расписывая стены, также продаю картины и делаю еще много всего. Я постоянно меняю технику работы, форматы и материалы, мне не нравится долго заниматься одним и тем же. Это является определенным вызовом каждый раз, но именно это позволяет быть в тонусе и получать удовольствие от творчества, открывая для себя что-то новое.
В общем, я из тех, кто регулярно «сходит с тропы», если вы понимаете, о чем я.

 
Беседовала Ирина Эдлина, специально для сайта Babybooker.ru
Фото из личного архива Никиты Голубева.
Иллюстрации к «Джинксу» предоставлены издательством «Абрикобукс».
 

Babybooker благодарит издательство «Абрикобукс» за помощь в организации интервью.


Кстати, мы писали обо всех частях этой трилогии:
- О первой книге тут
- О второй книге тут
- О третьей книге тут.